Роман с шерстью

Мне всегда нравилось экспериментировать. Мои первые отчетливо-яркие детские воспоминания связаны с многочисленными попытками выделить красящее вещество из лепестков цветов. Я могла проводить за этим занятием часы, вымачивая лепестки и собирая с тычинок и пестиков тюльпана цветное напыление.

А рядом с этими воспоминаниями — другие... О том, как из глухой деревни к нам приезжала старенькая прабабушка, чтобы понянчить меня и, не ведая о всей глубине происходящего, в детских играх передала мне любовь к старинным традициям в одежде и тканях. В подростковом возрасте началось увлечение высокой модой и грезы о том, как великолепно стать модельером, конечно же великим, чтобы Жан-Поль Готье пожал мне руку. Но на деле все ограничивалось коллекционированием красивых модных фотографий, рисованием первых смешных эскизов и робкими попытками переделывания и перекрашивания старых вещей. Попытки постепенно становились смелее, шить требовалось все больше и аккуратнее, и в какой-то момент со всей очевидностью предстала необходимость получения технических навыков. В этом месте мне вдруг стало скучно и тоскливо, да и другие дела увлекали не меньше. Следующим эпизодом, когда эта тема всплыла в моей жизни, стал выбор факультета при поступлении в Эстонскую Академию Искусств. При упоминании о моде и текстиле мое сердце начинало учащенно биться, и, казалось, что может быть очевиднее, что туда-то и нужно поступать... Но нет, думалось мне, ведь самого главного у меня нет - правильно шить-то я не умею! И понесло меня на графический дизайн, хотя сердце всегда было немного левее)). Я с трепетом следила за всеми событиями, которые происходили на факультете моды. Вид огромного ткацкого станка приводил меня в состояние Божественного Присутствия. Мне кажется, что я проделывала все, что делали они на своих уроках, выполняла все их задания, но только в мыслях и фантазиях. Учеба на факультете графического дизайна протекала очень успешно, мне все нравилось, все вокруг горело для меня великим огнем вдохновения, но изо всех незаполненных пространств мне улыбались ткани, кружева, платья...

А потом случилась моя первая встреча с войлоком и любовь с первого взгляда. На факультет текстиля приехала художница из Финляндии и провела несколько занятий по валянию. Меня, конечно же, на занятиях не было, но знакомая девушка показала мне результаты своих экспериментов в этой области и свою дипломную работу - несколько моделей одежды из войлока. Это было прекрасно, ново и неизвестно, просто какое-то волшебство.

После небольших переворотов и приключений, случился мой переезд в Москву и первые попытки узнать о войлоке конкретнее. Всемирная сеть практически ничего мне не выдала, за исключением какого-то длиннющего отчета о семинаре по валянию в Киргизии, из которого я наконец-то узнала, что для этого мистического действа необходимо намылить шерсть)). Конечно, все это звучало немного странно, но я решила попробовать. Кстати, мне вспомнилось, что девушка, посещавшая мастер-класс финской валяльщицы, рассказывала, что шерсть она валяла в стиральной машине. На этом самом месте для меня все встало на свои места, и оставалось только найти шерсть. Я купила подкладочную ткань, которая состояла из слоя шерсти, плотно пристроченного к подкладке. Через несколько дней усердного отпарывания, я получила длинный и узкий кусок рыхлого шерстяного полотна, в котором мне увиделся шарфик. Я нарезала оба края куска на узкие полоски, для бахромы, и, недолго думая, запихнула его в стиральную машинку, засыпала порошок и установила режим обычной стирки. Все время, пока барабан крутился, я сидела и смотрела через иллюминатор на гроздья мыльной пены, сквозь которые иногда выпрыгивали на стекло кусочки шерстяного нечто. А мое воображение рисовало великолепный шарфик, который должен получится в конце процесса. Потом все остановилось: сначала - стиральная машинка, а когда я достала из нее то, что получилось - для меня остановился весь мир. В руках оказался какой-то нелепый плотный кусок шерсти, совершенно бесформенный, с торчащими в стороны войлочными паклями, даже пугающий, и похожий на видавшую виды старую козлиную бороду. Этот момент стал для меня концом и началом всего. Концом - потому что стало понятно, что никакого красивого шарфика нет, а началом - потому что ОНО все-таки свалялось! Мне стало понятно, что валять можно, но результат всегда будет оставаться в большей или меньшей степени непредсказуем, да разве можно желать большего?!

Самое главное — именно с этого момента начался мой роман с шерстью. Кстати, шарфик этот я все-таки доделала: кое-где разрезала, местами покрасила, немного довязала цветными нитками - и получилось очень даже по-шамански. Он долгое время вызывал всяческие восторги у друзей, пока не был продан за 100 долларов, что еще раз напомнило, что неудач в творчестве не бывает. Бывают волны - приливы и отливы творческой мысли, сопровождающиеся божественным шепотом вдохновения и непередаваемой радостью делания. Когда волна приходит, главное - просто вовремя отключить ненужные мысли, настроиться и подниматься вверх вместе с ее пенным гребнем, это моменты вдохновения, которое вдохновляет само себя, а я просто становлюсь его проводником в мир форм)). А потом, когда волна сходит, можно просто расслабиться и скользить в ее потоке и безмолвии, покачиваясь и наслаждаясь временным затишьем. Войлок стал моим шансом. Шансом, что когда-нибудь я буду делать одежду, ведь у валяния совершенно другие принципы и законы чем у шитья)).

И я с радостью кинулась в этот шерстяной омут, который постепенно разрастался и находил в себе все больше и больше места для меня. Там появлялись различные фактуры, столь загадочные и прекрасные, что некоторые из них не разгаданы мною и до сих пор, неожиданные формы, которые можно вылепить из шерсти как из текстильной глины, а главное теплая мягкая живая поверхность, излучающая энергию и живущая в гармонии с природой.

Сейчас шерсть для меня также загадочна и притягательна, как и в самом начале, и я абсолютно уверена, что из шерсти можно сделать все что угодно.

Спираль Арт-Гаража
Оксана Берестовая